?

Log in

Я лишь пытаюсь рассмотреть один из аспектов человеческого существа, не рискуя разобрать его на составляющие – нам этого не дано.
Мы обладаем уникальным набором врожденных характеристик, реализуем свои задатки (индивидуальность) благодаря свободе выбора, обретаем свою сущность в процессе существования. Известно, что личностью не рождаются, а становятся в ходе самоактуализации. Ключом к этому является мысль, как высшая форма психической энергии.
Возможно, в предыдущем посте я неточно выразился...мысль не есть строительный материал, она координатор процесса, допускающий или отклоняющий всевозможные «проекты становления личности» . Она следит за качеством исходящих из эпицентра нашей индивидуальности более низкоранговых видов энергий – желаний, страстей.

Память механистична, ее задача связать прошлое с настоящим, скрепить массивную конструкцию из совершенных поступков, чье воздействие направленно вовне (влияние), либо ориентировано внутрь (познание). Она скоре среда сообщения, связующий материал, позволяющий ключевым элементам сети (поступкам) взаимодействовать и посылать сигналы на периферию о том, что системе неплохо бы продолжить усложняться, ведь этого требует великая мотивационная сила, лежащая в ядре человеческого сознания. Это программа развития бессознательной монады, стремящейся познать себя и вернуться уже в качестве разумной индивидуальности туда, откуда она спустилась в наш мир.
Память позволяет продолжать постройку, не начинать каждый раз сначала, а отталкиваться от того, что уже наработано, упражняясь в создании все более изощренных форм... это и есть усложнение личности.
Роль памяти как посредника проста, но неотъемлема. Она хранит информацию о содеянном, и о ходе мыслей, и о характере испытанных эмоций. Если в сети образовалась «дырка», это обязательно скажется на психологическом состоянии личности – может потеряться логическая цепочка, приведшая к тем многообразным состояниям души, которые параллельно испытывает человек, занимаясь изучением навыка (в общем виде, какого-либо рода деятельности, который обогащает личность, но может быть гипотетически стертым из памяти). Выходит, место чему-то большему есть, но оно находится в подчиненном состоянии.

К примеру, освоив какой-то сложный навык (звено в сети), я отдаю себе отчет в том, что добился цели, а раз смог, прочувствовал как работает механизм самореализации, значит обрету веру и смогу еще больше (как следствие, воля укрепилась). Но вот что интересно, память все время будет относить меня к тому действию (процесс освоения навыка), завершенный характер которого дал мне установку на повторную победу. Воля (в простом понимании) все равно будет базироваться на предыдущем опыте, но раз опыт «исчез» то из чего же ей произрастать? Если не помню «что, как и почему» привело меня к успеху, то и понятие укрепленной воли само собой отмирает... человеку нужна мысленная связь с причиной, породившей следствие – без нее все сопровождающие компоненты (ведь в моей модели именно их не достает для разнообразия «здания личности»?), которые можно представить в виде отростков (следствий) от узловых элементов (совершаемых поступков) некой большой сети, постепенно увянут.

То же самое с чувством гармонии (пусть это тоже компонент). Срабатывает принцип обратной связи, – чем лучше что-то получалось (действие, источник эмоций), тем больше усиление чувства гармонии. Но если связь нарушена... нет подпитки – нет уверенности, гармония не умирает сразу, просто становится непонятно, отчего же стало так хорошо в этом мире:) . «Странно, ведь просто так не может быть хорошо»... возникшее сомнение рано или поздно положит конец чувству гармонии, как следствию чего-то, о чем нельзя вспомнить. Появился пробел. Что я сделал? Какие действия привели к этим ощущениям, обогатившим мою личность? А вдруг этого не было? Надо перепроверить – начать все сначала... неуверенность – первая трещина в фасаде здания... .Человек может врать, но только не самому себе, рано или поздно он станет терзаться вопросами, а возникшая череда противоречий в любом случае негативно скажется на структуре его личности.

...На месте совести не может быть дырки, она априорна, заложена изначально, просто кто-то ее не слышит. Совесть можно пробудить или даже привить в процессе становления личности, оградив ее сводом правил. Человеку вообще свойственно понимать символами и наглядными схемами, образное восприятие вещей у него давненько атрофировалось, хотя и было когда-то развито... законы казались очевидными, ибо диктовались напрямую волей Вселенского разума. Дырка бывает на месте стертых из памяти законов, от их незнания, личность, ведомая низшими инстинктами не может развиваться гармонично и склонна прийти к регрессу.

...Воля есть нечто, удерживающее поток мыслей, придающее им стройность и упорядоченность. Она скорее формообразователь, при сильном развитии которого, достигается максимальная концентрация мысли, порожденной конкретным желанием, что впоследствии катализирует процесс ее материализации. Или же наоборот усилие воли приводит к отвержению источника подпитки, тогда мысль обособляется и порождает действие против желания, что чаще всего бывает благотворно, потому что человеческие страсти редко представляют собой объект для гордости.

...Что же касается «увлечься танцами или влюбиться», то память здесь не при чем. Мотивация рождается в других структурах и достигает своей реализации посредством мысли, память же, будучи средой, может только «натолкнуть на мысль», породив мотивацию («ой, помнится видел на улице, как чел танцует, такой необычный стиль, такая плавность движений, вот бы и мне так!»). Память не может капризничать, она логически приводит к тому, чтобы, во-первых, на основании присущих индивидуальности психологических черт зародилось желание, путем нахождения соответствия между нашими способностями и теми критериями которым мы должны отвечать, а, во-вторых, чтобы зародились мысли, которые приведут наше тело в действие и в конечном итоге, через ряд подогреваемых острым желанием актов, помогут достигнуть цели.

Мысль может быть как независимым ментальным образованием, анализирующим информацию, размышляющим о высоком, взвешивающим принципы нравственности, либо же быть следствием исходящего изнури желания и тогда она реализует его в поступках. Желания, мотивации суть излияния человеческой души, имеющей свой индивидуальный путь, часто зависящий от опыта предыдущих воплощений. Так вот, если привязаться к постройке , как образному восприятию личности, то поступки слагают ее основные несущие элементы, а вот за грациозность, декоративность будет отвечать высота полета свободной мысли, потому как от качества мышления зависит то, приятно ли будет глазу созерцать «здание» или нет. Читай, приятно ли будет общаться с человеком в зависимости от его интеллектуального уровня и что важнее, будет ли чистота его помыслов достаточной, чтобы не вызвать отторжение. Это уже вопрос красоты внутренней, поскольку и злодей может быть прекрасно развит, достигнет высоких результатов вследствие грамотной реализации навыков и талантов, его жизненная позиция будет прочна и непоколебима, но стоит «сорвать маску», присмотреться к одиозному виду его внутреннего мира, как все станет ясно. Общение с людьми требует проницательности, но добродетельному человек нечего скрывать, личность это та единственная драгоценность, которая не может стать предметом посягательств наших врагов, посему основной упор необходимо сделать именно на ее обогащение.

Вспомнить все

Мы то, что знаем о себе на данный момент, и будем тем, какими мыслим себя в будущем.

Мысля, мы себя проектируем, преображаемся, опосредованно меняем мир, омрачая либо осветляя его последствиями собственных поступков. И если большинству из нас не суждено наблюдать свои имена в гравюре, может, когда-нибудь это смогут те, для кого результат нашей деятельности не прошел бесследно. Следует оговориться, что тщеславие способно поглотить даже самого чистого и бескорыстного человека, поставив его активность в зависимость от поощрения или что хуже гонорара.

Формирование личности происходит непосредственно на каркасе присущей каждому из нас индивидуальности, неких врожденных психологических качеств, предопределяющих наиболее вероятный характер действий, но удержание этой тонкой субстанции, тем более высокоразвитой и хрупкой, требует приложения немалых усилий. Надо полагать, что механизмом, отвечающим за поддержание целостности личности является наша память.
Сопоставляя поступки, совершенные в прошлом, анализируя их, мы формируем мнение о себе в настоящем. Совокупность поступков образует личность, и уже потом, будучи полноценно структурированной, она совершает действия, достойные своего уровня.

Забавно представить, какими последствиями для функционирования человеческого существа могло бы обернуться умение избирательно воздействовать на его память, ведь неспособность воспроизводить события, наполняющие конкретный отрезок времени, сделала бы нас беспомощными в собственных глазах.
Безусловно, мозг не есть первоопределяющая компонента в работе памяти, но мы пребываем в этой реальности, пусть и субъективной, поэтому его целостностью все-таки определяется сохранность информации. Например, комбинация движений, заученных на уроках танцев, прочитанный материал, сделавший человека сторонником определенного мировоззрения, требуют постоянного обращение к источнику и если этот источник каким либо образом стереть, то не имея возможности вспомнить сложную комбинацию движений, а также апеллировать к системе ценностей, на основе которой выстраивались его взгляды, он потеряет квалификацию танцора и, что хуже, вероятно, деградируете как личность.
Особому риску подвергаются те умения и навыки, которые приобретаются в течение жизни с нуля, хотя тот же талант не дает в сущности никаких умений, а лишь обогащает нас потенциалом для реализации, ускоряя процесс обучения тому или иному искусству.

А что если забвению подвернуться десять заповедей. Без их своевременного восстановления человек станет опасен, уподобится варвару, не ведающему законов совести. Если, конечно, не прислушается к внутреннему голосу - проводнику тех первичных истин, что нисходят к нам сверху. Есть вещи, для которых не нужна память, их не знаешь, а просто чувствуешь... К сожалению, типичный современный человек не воспринимает этот источник всерьез и невольно внимает ему лишь в самых пограничных ситуациях, когда разум, скованный страхом, либо отчаянием уступает место интуиции. Когда же мы научимся слушать ее голос: столько опрометчивых поступков можно было бы избежать...сколько хорошего совершить...

Некоторые вещи кажутся простыми и очевидными, потому что они всегда под рукой и при необходимости можно к ним обратиться. Представьте, что вас попросили описать любимую картину. Несомненно, визуальное, а также мысленное обращение к свежему образу позволят максимально близко воспроизвести все, начиная от палитры цветов до мельчайших деталей изображения…но стоит ее безвозвратно изъять, дать времени стереть сочность красок, исказить детали и вы, будучи обычным человеком, окажитесь не так искусны в воспроизведении. А что если лишить воспоминаний о том, как вы эту картину впервые увидели, как она вам понравилась, какие сильные эмоции испытывали глядя на нее...получается, локальное стирание памяти искореняет тот неповторимый набор ощущений, последовательная вереница которых вселяет уверенность в том, что мы жили…существовали не в туманной иллюзии, а чем-то, как хотелось бы, реальном…Но раз не помню – значит не было?
Настоящая любовь возникает как следствие тщательного познания внутреннего мира человека…. Что если бы вас этих изысканий лишили – ушло бы и чувство любви – результат длительного труда и самоотдачи...

Поведение некоторых людей не может оставаться постоянным, их пристрастия периодически меняются. И если бы не лежащий в основе вселенской программы принцип эволюции, развития от простого к сложному, то человек, не одаренный твердой памятью метался бы из крайности в крайность, попадая под влияние стихийных процессов.
Все мы постепенно меняемся и в идеале растем, но как в любой живой системе, где однозначность и предсказуемость маловероятны, кто-то чаще, а кто-то реже колеблется, делая шаг вперед или назад, поэтому так часто путь человека представляется в качестве ломаной линии, впрочем, неуклонно возрастающей в системе определенных координат. Возможно, в глубине лежит процесс выветривания из памяти представлений о себе , задающих соответствующие паттерны поведения. Мы меняемся, потому что забываем какими были год назад, ввиду постоянного насыщения наслаивающимися впечатлениями и наша оформленная, но все же не закостеневшая личность подвергается переменам. Отсюда возникают замечания относительно того, как необычно мы изменились за непродолжительный срок в лучшую или, наоборот, в худшую сторону.

Очень важно следить за памятью, не давая увязнуть в зыбучих песках времени тем ее проявлениям, которые ассоциируются с хорошим, развивающим, созидающим…и конечно же пользоваться естественным процессом увядания для того, что порождает тоску и уныние, возвращает нас в эти пагубные состояния, затемняя мысли, которые, как было сказано, являются строительным материалом, как души, так и тела. Мы же не станем возводить постройку на слабом фундаменте, не правда ли?

этот город

Этот город такой знакомый, такой свой... им восхищались и будут восхищаться, про него слагали песни, писали стихи.. Разумеется, у всего есть обратная сторона медали, но разве грязи и без того не хватает на каждом шагу, чтобы однажды забывшись, оттолкнуться от каменистых берегов настоящего и отправиться к пальмовым островам, омываемым бескрайним океаном часов прожитых в объятиях мегаполиса... Так сложно сказать в нескольких словах то, чему хочется посвятить много больше.. несмотря на весь потенциал воображения, есть явления настолько необъятные, что описать их ограниченным набором слов можно, лишь смирившись с преследующим ощущением незавершенности...досадно, как при попытке целиком обнять ствол какого-нибудь гигантского тропического дерева.. Увлекаясь волнами этого незамысловатого трека, наблюдаешь, как череда образов сменяется в голове.. случайные встречи, маленький дворик в золотистых лучах, развевающиеся пряди, переменчивые ритмы, капли ливня, пропахнувшего пыльцой, безмятежный взгляд навстречу и тихий шум повсюду...фоновый шум, сопровождающий механизм в его работе. Он не раздражает, а говорит о жизни, как тоненькая нить пульса, напоминающая, что даже глубокой ночью город не спит. Неестественно сияющее сумеречное небо, электрическое зарево, словно раскаленные недра пробуждающегося к началу нового дня вулкана, освещает тьму и кажется, что оно порождается множеством горящих сердец, каждое из которых, охваченное пламенем поиска своего предназначения, переводит избыток тепловой энергии в свет. Представляются те редкие, но навсегда запечатлевшиеся мгновения, что принес с собой игривый летний ветер, подарили прозрачные листья едва приодетого весной тополя, навеял шорох желто-красных парусов, мирно странствующих по водной глади осеннего парка... эти живые улыбки, хитрые глаза, щекочущие пальцы, когда-то... И даже если от прикосновения не осталось и следа, а жар давно растворился в водовороте энергий, если не будет этих однажды всколыхнувших воздух слов, чьи вибрации до сих пор сотрясают пространство, но уже в далекой галактике.. Все равно они никогда не сотрутся, не исчезнут из архива, чьи страницы таят в себе давно забытые картины... Словно насыщенный впечатлениями автор отчаянно перепробовал на холсте все художественные стили от реализма до абстракционизма, так и не найдя подходящий для передачи той первопричины, что лишила его покоя... Будто кто-то подмешал в еще свежие краски одурманивающее вещество, принуждая разглядывать их часами, в попытке уловить все тонкости с прежней силой... Все было где-то здесь, на этих извилистых улицах, чье переплетение напоминает и наши хаотичные метания. К каким только интереснейшим авантюрам не приводил нас поток желаний, вырвавшихся из плена внутреннего контроля... а если было, то пусть будет еще...на этих улицах, в этих стенах...Не разучиться рисовать, чтобы когда-нибудь, перелистывая страницы, остановится на одной и взяв перо написать неровным от волнения почерком.."здесь был(а) ....." :)

Mind reading

Все есть мысль, особая форма материи, пронизывающая пространство Вселенной вдоль и поперек. Мыслями мы живем, ими же творим и воплощаем наши мечты...они первоначальны по отношению к вещам и проектируют нашу жизнь.

Что же есть мысль? Никогда воочию не наблюдал, но в моем представлении, она слагается из нескольких компонентов. Сначала рождается чистая идея, первичная искра, осмысляющая пустоту. Далее образ, наделяет ее формой, утонченной либо же заведомо неприятной, в зависимости от цели служения. Затем эмоциональная часть, словно кисть художника, оживляет и разукрашивает ее тело в теплое или холодное. Наконец, происходит насыщение энергией, определяющей продолжительность существования данной структуры и ее способность воплотиться в жизнь.

Непросто вообразить, в каких невидимых вихрях существует человек, окруженный мысленными потоками себе подобных. Будучи невосприимчивыми, мы остаемся глухими к тысячам немых голосов, обращенных к нам. Счастлив тот, о ком думают и еще более тот, о ком думают хорошо. Одни мысли ласкают, окутывают нежностью и заботой, постоянно взывая к тому, чтобы на них откликнуться. И согретый такими мыслями, невольно чувствуешь прилив сил, энергии и мотивации…иные же, рожденные в боли, обиде или ненависти к другому, разрывают его тела в стремлении потушить небесный огонь. Как следствие, человек испытывает недомогание, слабость и казавшийся недавно необъятным и удивительным мир искажается, обрастая зловонной плесенью, от которой веет тоской и холодом.

Чтение мыслей…явление из области тайного, непонятного по причине недоступности большинству наших современников...

Кого-то испугает, что на всеобщее обозрение могут быть вынесены мысли разного сорта, как светоносные, задающиеся целью всеобщей гармонии, так и их несчастные собратья – грязные, отвратительные, несущие пустоту и разрушение… Можно подумать, что чтение мыслей повлечет за собой излишнюю открытость и беззащитность. Но подобно телефону, игнорирующему вызов нежеланного собеседника, наше ментальное тело, проявляющееся через мозг, сохраняет за собой право выбора того, с кем информацией делиться, а для кого ее закрыть. Любой мирный контакт предполагает взаимное согласие его участников. Более того, восприятие информации происходит в соответствии со степенью готовности к ней. Постарайтесь думать о прекрасном, о высоком и большинство невежд, не способных поднять голову из своего болота, просто не заметят полета вашей мысли, либо же думайте о низменном и гадком - вряд ли мудрец обратит внимание на то, как под его ногами копошится что-то мохнатое.

Нельзя воспринять весь диапазон сразу, нужно немало тренироваться, чтобы освоить новую, более высокую частоту и настроиться только на нее в отдельно взятый момент времени, чтобы сигнал был четким.

Являясь потомками тех, для кого проникновение в чужое сознание было таким же обыденным, как протянуть руку к осязаемому предмету, мы, скорее всего, унаследовали эту способность, пусть даже в следовых количествах. Согласитесь, иногда чтобы понять, людям не нужно слов, они просто продолжают друг за другом неоконченные фразы... А глаза – это самый элементарный из имеющихся каналов обмена мыслями, потому так часто, за неимением другого варианта, мы невольно читаем во взгляде важную информацию. Наверно поэтому столь редкое и замечательное явление как обоюдное чтение мыслей уготовлено для людей близких по духу, не раз пропустивших волшебный образ через самые глубины своего сердца, наделив его пестреющими оболочками, что так весело сверкают в голове их воспринявшего.

Кто-то спросит про законы, теоремы. Одно дело, когда отобранным для этого людям дозволяется соприкоснуться с источником Знания, чтобы нести его в мир тогда, когда для этого придет время, другое - иметь возможность обмениваться подобным знанием на расстоянии между собой. К сожалению, такие мысли лишены эмоционального компонента, который словно маяк в густой ночи, позволяет выловить их из беспорядочного океана хаотичных мыслеформ. Несомненно, можно верить, что когда-нибудь человеку будет доступно улавливать и передавать другим сигналы самой разной силы, но для этого ему еще надо подрасти.

Что же представляет собой обмен мыслями для двоих? Все происходит так быстро, что не вписывается в законы течения времени и минута, прожитая здесь, Там покажется вечным полетом на волнах невесомости... Взявшись за руки, они стремительно уносятся вверх облаком беззаботности. Бурлящий поток резких звуков, остается позади, заменяясь бархатным безмолвием единения. Губы не смеют шелохнуться. Слух, ставший ненужным, остается где-то внизу, изредка оповещая о возможной опасности, что несет в себе реальный мир... И когда из ее сияющих глаз вырывается переливающееся нечто, ныряя в омут его бесконечности, рассыпаясь цветными брызгами, - тут же на месте упавших капель вырастают цветы, тянущиеся своими прекрасными бутонами к ее ногам...

Ежедневно рождаются новые причины, заглушающие голос нашей интуиции. Однако сопротивление побуждает нормального человека к противостоянию и направленному движению навстречу потоку. Помехи естественного происхождения вновь и вновь подталкивают к вдохновенному познанию тех, чей цвет мыслей нам небезразличен. Возможно, предназначение шумов заключается в том, чтобы вселить желание пробиваться сквозь них, не склоняясь перед препятствиями, и в качестве награды получить тренированный навык, способный, при правильном использовании, превратить чахлую травинку отношений в зеленеющее дерево, разжечь огненную бурю из тлеющего в чьей то душе уголька.

По мере того, как негативный шумовой фон становится все громче, возрастает вероятность того, что вскоре мы перестанем не то что понимать, но даже слышать друг друга. Пренебрегая раскрытием и развитием соответствующих навыков, мы рискуем остаться позади эволюции человеческого сознания и оказаться неприспособленными к той фазе существования привычного для нас мира, свидетелями наступления которой мы постепенно становимся.

Все течет...

Все течет, все изменяется - и если нельзя войти в одну реку дважды, если нельзя воспроизвести уникальность происходящего с абсолютной точностью, никогда больше не увидеть не услышать не прочувствовать явление с учетом миллионов сопутствующих ему факторов, которые остаются вне нашего поля зрения - разве не пронизывает сковывающее чувство тоски от того, как много проходит мимо нас безвозвратно, навсегда растворяясь во мраке прошлого, способное при желании повториться, но предстать другим, уже несколько измененным...остается лишь прислушаться к ненавязчивому шепоту интуиции: «цени момент, ибо другого такого шанса у тебя не будет...»

Кто то скажет, что мир движется относительно нас слишком быстро, едва успеваешь первый раз протянуть маленькие ручки к солнцу, выучить, что правильнее называть его звездой, написать диссертацию на тему колебания состава плазмы протуберанцев, открыть еще пару-тройку светил в далеких галактиках, назвав их именем свое любимой, как вдруг оно гаснет в твоих глазах и не в силах сопротивляться течению времени понимаешь, как мало ты грелся под его лучами, как мало впитал его живительного света, пренебрегая вещами, что всегда были в твоих руках...ну да, задаваться высшими целями куда важнее – ведь так много надо сделать, зачем уделять внимание недостойным банальностям...
Мир никто не ускорял, скорее мы сами, большинство из нас, коротаем свой досуг в праздности, либо убиваем данное на возможность созерцания время, прокручивая пленку быстрее, лишь бы соприкоснуться с комплексом привычных дел, которые так гладко и изящно заполняют неудобные моменты, когда предоставленные сами себе, мы встаем перед неопределенностью выбора и даже можем нарушить цепь алгоритмов, сделав нечто, не вписывающееся в рамки жизненного устава. Однако переводя взгляд с одного объекта на другой, стремясь утолить мучительную жажду, порожденную неконтролируемой скукой, мы выискиваем то привычное пустое, что способно гарантированно нас развлечь.

А ведь существуют еще и чувственные наслаждения, уйти от которых нельзя в силу закона природы, за которые мозг так щедро поощряет «эссенцией счастья», делая нас рабами порочного круга. Ведь чтобы нормально функционировать на физическом плане, удовлетворять плотские потребности нужно получать доппинг, а чтобы добиться доппига нужно себя непременно порадовать и так до бесконечности. Хочется отметить, что имеющие сексуальный окрас наслаждения, если они не омрачены преобладанием грубоматериальных животных инстинктов избегают критики, будучи следствием высокого и прекрасного явления. Они, несомненно, дают опыт, выходящий за пределы круга, позволяя соприкоснуться с потоками, улавливаемыми вне области рутинной действительности.

Многое теряется в суете наших дней... Никто не говорит о граничащем с фантастикой замедлении времени, но легкая коррекция мировосприятия помогла бы достичь желаемого эффекта, позволяющего проникнуться тем удивительным, что существует по соседству, всегда открытое для познания. Только притормозив крутящееся колесо можно сосчитать количество спиц в нем, замедлив воспроизведение полета колибри увидеть грацию движений ее миниатюрных крыльев, теряющуюся в обычном расплывчатом мареве. Случайный неповерхностный взгляд равнодушного человека на некоторые вещи может распознать в них неровности, «изъяны» и только пытливый взор ищущего увидит закономерность, неприметные детали способные приоткрыть глубинную суть предмета.

Все пронизано жизнью, одухотворено и насыщено энергией, необходимо лишь прочувствовать ее плавное биение. Взять хотя бы воду, ее память, способность образовывать кристаллы с великолепной симметрией... и даже размытые аморфные структуры, в которых жизнь едва теплится тоже стремятся к гармонии, какой-то неуловимой красоте, воссозданием которой человек занимается ни одну тысячу лет, заимствуя ее у природы и ставя в основу принципа функционирования многих своих машин.

Проходя тихим зимним вечером мимо одинокого фонаря, мирно освещающего маленькую сцену из жизни большого снегопада стоит прислушаться к загадочному шелесту медленно парящих снежинок, а потом, взглянув вверх, увидеть, как мнимый хаос уступает место равномерным упорядоченным движениям, характеризующим принадлежность к живому сообществу. И они, такие холодные, по своему одинокие, ищут тепла, почитая за невероятное благо растаять на ваших губах, ресницах, ладонях, как бы высвобождая заключенную в их красоте потенциальную энергию, чтобы передать ее следующему носителю. Может быть, подобное предназначение ищет каждая, но как это часто бывает, находят далеко не все.

Жизнь есть энергия, а энергия имеет свойство управляться информацией, которая как пластичная клетка, удерживает необузданную стихию, придавая ей форму и вектор воздействия. Придавая информации положительный окрас, контролируя свои эмоции, структурируя мысли, мы направляем энергию на удержание и совершенствование того прекрасного, что есть вокруг нас и, если верить одному из законов мироздания, того, что самым непосредственным образом отражено в нас.

Детали...

Что бы ни говорили о недолговечности и хрупкости человеческого тела, как бы ни критиковалась ограниченность его возможностей и как бы высоко не возносилось значение его нематериальной составляющей, чьей производной является физическая оболочка, нельзя недооценить тот дар, что несет в себе это сотканное несметным количеством клеток творение Его замысла. И мечтая, как бы хотелось растянуть пребывание в этом красивом, самообновляющимся костюме понимаешь, что нет того, кто мог бы продлить срок аренды. И каждый день, сетуя на нелегкую жизнь, проблемы, отрабатывая свои грехи мы забываем, что такое ценить... что даже копошась у подножия великой пирамиды мироздания, мы пользуемся беспрецедентным преимуществом...ведь таким ли уж тяжким стоит считать воплощенное существование, если в качестве компенсации за мучения выдается великая награда – возможность чувствовать...

Описать все также нереально, как и перечислить, однако помимо привычных повседневных ощущений, есть детали которые украдкой вплетаются в обыденные потоки информации как бы поддерживая естественный индикатор внутреннего комфорта на уровне достаточном, чтобы просто обнять друга, или даже захлебнуться желанием разукрасить весь мир любовью.
Порой не надо пытаться почувствовать, сосредотачиваясь на объекте, нужно лишь расслабиться, воспринимая все и одновременно ничего, улавливая нечто ускользающее, не позволяя проникнуться им до конца...возможна некая аналогия с техникой расфокусировнного взгляда, когда в режиме привычного созерцании при должном развитии появляется возможность увидеть явления в обыкновении скрытые от глаз.

Да, воистину невообразимо число картин, проникающих сквозь два маленьких отверстия, которые, словно желая пропустить больше, расширяются от удивления и не перестают впитывать до последней секунды, закрываясь лишь для того, чтобы продолжить преисполненную великими целями миссию с Его разрешения.
Проплывающие в окне пейзажи едва фиксируются уставшим взглядом, как вдруг первый луч солнца, вырвавшись из-за остывшего за ночь края земли обнажает белый стелющийся ковер, сквозь который, подобно горам, пронзающим облака, как это видят птицы, пробиваются зеленеющие холмы, совсем живые, просто не умеющие об этом сказать и воображение ненароком посещает мысль, что облака тоже спят на земле, постепенно увлекаясь наверх, в синеющую обитель, набирающим силу солнцем, достаточно сонным, чтобы позволить без слез рассмотреть свою переливающуюся силу, устремленную ко многим мирам, понять которые нам еще предстоит.

И убаюканный размеренным стуком колес, отрешенный от внешних раздражителей, невольно вылавливаешь обрывки разговоров твоих случайных попутчиков.. никогда чужие незнакомые жизни не наполнялись такими подробностями и воображение, подобно пытливому изыскателю начинает по осколкам выстраивать их, демонстрируя как полны и удивительны бывают судьбы тех, с кем через пару часов придется навсегда расстаться....тогда то вырисовываются линии вероятностей: а вдруг малейшая улыбка, подаренная незнакомцу, коренным образом изменит твою жизнь, занесет в далекие края, породит сотни новых знакомств и встреч...постепенно приходит осознание того, как сложно и одновременно интересно быть архитектором своей судьбы.

...Тепло, приятная текстура осязаемых предметов являются важными атрибутами при построении желаемого образа, но что может сравниться с легким, как ветерок прикосновением к ее коже..когда разделяющие вас микроны заполняются тысячами разрядов, потоками пробегающих по телу, оставляя за собой шлейф из мурашек, чей безумный танец, распространяясь все выше, заставляет дыхание приостановиться, а глаза гореть так, как если бы своим жаром они могли согреть ту, чей ответный взгляд заслуживает вечности, чтобы непрерывно читать, повторяя про себя написанные в его дрожащем блеске слова... и чувства молчат, содрогаясь от мысли разрушить эту едва реальную связь... И только ее аромат, для насыщения которым не хватит никакого жизненного объема легких тревожит сознание, заставляя померкнуть в нем все прочие знакомые запахи.

...Говорят, чтобы инкарнироваться на Земле, эти бессмертные субстанции, проходят длительный путь отбора перед обретением права продолжить свое совершенствование, согласные продираться сквозь тернии страданий, уготованных для того облачения, в которое они будут одеты... и велик соблазн обрести томительное чувство тяжести и бесценна возможность вдохнуть, прикоснуться, созерцать краски в полноте их разнообразия... так может стоит ценить каждое мгновение, сопровождаемое привычно пульсирующим ритмом, крепко-накрепко запоминая его подробности...ведь память – это единственное, что остается после всего...

..flashbacks..

Несомненно, основы восприятия реальности, впоследствии определяющие наши предпочтения, характер и прочие слагающие гармоничную личность качества закладываются в беззаботный период, именуемый детством, однако существует короткий интервал нашей жизни, пожалуй, самый запоминающийся, когда скованные наивной беспомощностью крылья постепенно освобождаются, еще не познав тяжести возлагаемой на них ноши. Переставая быть страницей для написания истории, мы смелеем настолько, чтобы взять перо в руки, вписывая новые главы самостоятельно... период зеленой, благоухающей юности, такой пластичной, готовой принять любую форму от нежного цветка до срезающего его холодного лезвия. От качества заложенного в нас начала, будь оно конструктивное, разрушительное или, что хуже, пассивное, обмораживающее все вокруг дыханием безразличия, зависит, насколько эффективно будет происходить вычленение целостной картины из миллионов осколков получаемых впечатлений, различная интерпретация которых, превращает нас в безликую аморфную сущность, либо структурирует настолько, что мы, окруженные бесконечными хитросплетениями неуловимых нитей вероятности, уже не боимся соприкасаться с ними, воздействуем, устремляясь к желаемой цели.
Пожалуй,каждое мгновение нашего существования это неповторимый шанс впитать, слиться с чем-то новым. Однако, задаваясь целью усложняться, мы сомневаемся в необходимости использовать этот момент во благо. Порой равнодушие, и отрешенность от происходящего усыпляют удачу, что витает прямо над головой, лишь требуя протянуть к себе руку. Поленившийся сделать это, пребывает в хаотическом пространстве безутешных исканий, отказываясь, свое счастье всего на всего увидеть.
И нет ничего важнее, чем обогащение впечатлениями, переливающимися всеми цветами солнечного спектра, опытом, заставляющим нас вновь и вновь мысленно переносится к пережитой ситуации. От того, сколько нелепостей мы совершим, в порыве познать все стороны этого многогранного мира, как ярко проживем это недолгое время, будет зависеть то, в какие оттенки окрасится дальнейшая жизнь. Безусловно, изменения внутри нас возможны, но они незначительны настолько, насколько нельзя построить из хижины небоскреб, не разрушив старый фундамент. Эволюционирующее с годами сознание берет верх и будучи развитым в правильном направлении, обретает стабильность, оберегая его обладателя от реализации тех нелепых вещей, которые мы могли себе раньше позволить. Но что если именно таящееся в нас неукротимое желание повторять эти, кажущиеся волшебными за пеленой времени, глупости, ввиду априорного понимания их невоспроизводимости и подсознательного стремления нарушать запреты дают нам силы парить. Именно желание переживать нечто ставшее историей, но все еще безумно завораживающее энергией, что таится в глубине момента, двигает колесо жизни, заставляя не просто дышать, а делать это, наслаждаясь, с каждым вдохом испытывая всплеск эйфории. И проливаясь на глаза теплым светом оно скользит по губам легкой улыбкой, постепенно растворяясь едва слышимым ласковым шепотом...

Необычная практика...

Есть одна необычная практика, связанная с приемом психоактивных веществ, превращающая наше сознание из двумерного вектора в одномерную точку, свободно блуждающую в небытии пространства и времени. Теряя направленность и будучи отрезанной от прошлого и будущего, она приобретает возможность изведать области, обычно недоступные для проникновения. Наряду с таинством, приоткрываемым через эту практику, в мозге рядового человека реализуется как бы эффект забывчивости, именно «как бы», поскольку создается впечатление, что его происхождение искусственное. Мы отказываемся называть его «эффектом» - неким имеющим свою высшую причину следствием, а считаем закономерным ответом определенных участков головного мозга на вполне конкретный стимул; именно такого мнения придерживаются сторонники научного обоснования….Но задумайтесь, выключение кратковременной памяти, яко бы имеющее физиологическую природу может быть как раз тем самым наведенным эффектом, чью настоящую природу мы упорно не хотим признавать и цель которого утаить от человека самое главное - истину, выступающую словно жалкими каплями влаги на поверхности раскаленного камня, истину, живущую в ответах на вопросы, скрывающиеся в глубинах сознания, пребывающего в измененном состоянии, том самом, в которое мы погружаемся при подключении к всеобщему информационному полю через идущий из области неизведанного канал связи. Быть может, забвение – это защитный механизм, попытка обнести круг возникающих в момент откровения ответов барьером рационального восприятия, он не позволяет вынести нечто за допустимые рамки, тем более поделиться с этим с кем то еще.
Есть еще и социальные механизмы сдерживания: «не думай так, поскольку это заведомо неверно». Но как можно полагаться на стереотипные алгоритмы мышления, придуманные человеком, который задается вопросом «одни ли мы во Вселенной?». Разве подобная неуверенность не заставляет усомниться в высоком уровне эволюции его сознания. И хотя человек не приспособлен для создания вечных стандартов, он вполне ограничивается установкой критериев пригодных для данного этапа его пребывания в водовороте мировой истории. Даже если группа людей, именующих себя Властью, пишет закон, дающий право свободы: мыслить, изменять мир в лучшую сторону, то почему, пользуясь этой «свободой» нельзя менять закон, дающий право менять?! Где критерий совершенства этой системы?
Конечно, сила, к проделкам которой вероятно отнести «эффект забвения» куда большего масштаба, неподвластная человеку, но опять же координирующая его поступки по своему усмотрению. Она необходима для отлаженного контроля, нивелирования всплесков индивидуального прозрения и прихода к созерцанию мира таким, каким он является на самом деле, неизмененным, не замаскированным из соображений безопасности. Порой излишняя осведомленность может быть просто вредна человеку. Представьте, что будет с животным на скотобойне, поднявшимся до такого уровня, чтобы осознать свое предназначение…может и наша цель не так уж высока, как принято, считать и что будет, если человек это вдруг поймет?
Каждому дается выбор: адекватно воспринять поступающий в виде сигнала призыв встать на путь самосовершенствования и обращения к самосозерцанию или же отвергнуть его, прельстившись однообразными, но легко усваиваемыми догмами, что диктуются той жизнью, к которой мы хорошо привыкли. Только изучив себя, нечто в малом, можно, спроецировав это на нечто большее, приняться за познание мира. Ловить этот сигнал или отрицать его существование – право индивидуальное. Мы не можем, не должны делится подобными откровениями с другими и пока мы не разовьемся сами, будучи духовно подготовленными настолько, чтобы дать ответ на вопрос «почему ответственность лежит на мне?», мы вряд ли признаем, что каждый должен пройти этот путь самостоятельно. Только приложив усилия, а не с чьей то подачи можно открыть глаза отягощенные невежеством, искусственной правдой – той в которую хочется верить только потому, что так проще.
Согласитесь, бывает, мы думаем о том, что не в силах сказать.… А может быть в мозге, на долю которого ошибочно возлагается ответственность за рождение всех ментальных структур, просто нет отдела, способного проанализировать и положить на слова все то, для чего он еще недостаточно развит. И речь идет не об интеллектуальных качествах и строгих логических построениях, которые в современном мире возносятся на первый план, а об иных, либо давно забытых, либо спящих способностях, тоже предназначенных для познания, но непривычных нам вещей, происходящего на более тонком уровне. А может быть, человек еще не готов излить такую информацию в силу несовершенства своего сознания, потребности в его очищении и доработке… нельзя не согласиться с тем, что материя развивается медленнее эфира, следуя за ним, обрастая как каркас, и прежде чем научится «выражать», переводя эфемерный образ в звуковую волну, сказать что то, воспринимаемое лишь на уровне интуиции – необходимо развить себя и в какой то степени даже «мозг», чтобы его уровень соответствовал порядку той высокотонкой информации, которая поступает к нам через внешний канал.
Нам остается выбирать к кому присоединиться – к большинству или меньшинству, пробивающемуся тернистой дорогой через искушение страстями и примитивными мыслеформами, порождающими эгрегор «большинства» - непобедимой массы, вероятное назначение которой – служить той силой сопротивления, которая заставляет пробиваться росток светлой мысли, тянущийся к первичной правде, словно к лучам солнца.

Ощущение чего-то

Порой посещает ощущение, что внутри нас имеется некая субстанция, для которой находятся разные названия, аккумулирующая поступающие извне впечатления - мы ловим их, накапливаем, позже преобразуя в эмоции. У кого-то, в зависимости от уровня совершенства она, подобно сверхчувствительной антенне, воспринимает парящую красоту, а у кого-то едва стелющуюся грубость. Некоторые впечатления задерживаются на долго, другие же, наоборот, имеют свойство медленно оседать на ее эфирных, тонкострунных составляющих, волнуя и завораживая нас вновь и вновь в зависимости от своей природы, грустной или радостной, релаксирующей до появления легкой улыбки или экзальтирующей настолько, что теряется самоконтроль.
Я же хочу мысленно обратиться к состоянию, не поддающемуся объяснению, которое охватывает столь внезапно, как вскоре бесследно исчезает... думаю почти каждый хоть раз его испытывал... Достаточно абстрагироваться от происходящего и вообразить, а точнее вспомнить себя, стоящим посреди тихой улочки, лучше в парке или сквере, желательно в пределах каменного леса, ставшего для многих из нас домом, хотя по сути, никакой привязанности к строгой локации нет, и место может быть выбрано произвольно, отвечая критериям безлюдности и расположенности на открытом воздухе. К своему логическому завершению подходит очередной день раннего лета, и сумерки воцаряются над уставшим городом, увлекая в далекое небесное пространство горячие потоки разнообразных форм энергии, напоминающих о кипении жизни, вместе с последними лучами уходящего солнца. Так вот, на вас опускается легкая вечерняя мгла, еще не убаюкивающая, но ласкающая настолько, что хочется в нее завернуться целиком, если бы она была чуточку материальнее. Излишняя «лепота» неуместна, поэтому забудьте про воспеваемые поэтами звезды и волшебные закаты, исключим никчемный антураж, целиком отдаваясь приятной атмосфере. Это как раз тот случай, когда большинство анализаторов остаются невостребованными и вы, как какой-нибудь синестетик, видите, слышите, ощущаете... запах, только обоняние важно в данный момент. И вот! Неуловимый, не поддающийся фиксации аромат, приносимый, почему-то, лишь теплыми потоками воздуха, он содержит поистине искрометный живительный заряд, заставляющий почувствовать пульсацию собственного тела и воспринять, как возрастает уровень вибрации всего сущего, что окружает вас в данный момент... Он похож на сплетение тысячи ароматов, но мы, не наделенные острыми чувствами, редко можем вычленить знакомые мотивы, довольствуясь лишь совокупностью отдаленных подобий, как композитор, пытающийся разложить музыку на гаммы... это одновременно и цветение насыщенных соками растений, источающих зарождение новой жизни и запах свежей, испаряющей влагу земли и чего-то еще непередаваемого словами. И тогда мириады клеток в едином порыве отзываются на магический стимул, знаете, как будто по телу пробегает легкая дрожь, а что-то внутри, вопреки приобретенной нами черствости, подобно ростку, прорывающемуся сквозь толщу антраценовых покрытий, выходит вовне и хочется издать звук, но не получается – и не нужно, он уже играет, плещется у вас в голове и кажется, что вот-вот исчезнет... его так мало, что становится боязно им поделиться... По-видимому, сие наслаждение, являющееся физическим лишь в самой малости, вряд ли удастся имитировать при помощи психоделической эйфории стимуляторов или мягкого успокоительного эффекта депрессантов – слишком уж приземленным является оказываемое ими воздействие. Иногда даже создается впечатление, что, научись его воспроизводить, мы вывели бы долгожданную формулу счастья, способного индуктивно распространяться от одного индивидуума ко всей социальной массе и была бы, наконец, найдена панацея от вездесущего хаоса, что наполняет наш разум коллективной агрессией... пожалуй, утопия. А может быть просто мы слепы или слишком грубоматериальны, чтобы настроится на правильную частоту? Время покажет...
Замечу, что картины из серии «сосновый бор» или «морской прибой» не очень умещаются в рамки описываемого, потому что представляют родственные, но несколько иные воплощения прекрасного, собирая в себе букет слишком сильных ароматов, и, навевая не менее сильные, но все же другие, более выраженные, легче уловимые эмоции. О них, как ни будь в другой раз...
А сегодня, дети, мы с вами будем готовить тортик! Да-да, вы не ослышались)) И поскольку у него нет сложившегося названия, то пусть самые тончайшие чувства навеют нечто, в наибольшей степени отражающее то экстатическое состояние, которое захватит вас головой в момент вкушения сего дивного творения кондитерии. Неповторимая гармония восприятия, как показывает практика, достигается благодаря эксклюзивному сочетанию вкусовой палитры шоколада, таящего в себе терпкость, сладость, томление, и сочности ягод вишни, прослывшей своей дикой природой, контрастирующей с приторностью ее партнера и оттого все сильнее манящей пьянящим ароматом заблудшего в мире сладких грез путника.. Можно долго восхищаться дарованиями природы, щедро предоставившей материал для будущего ваяния художника, но не забывайтесь – в конечном счете мы всего лишь потребители, последнее звено в бесконечной цепи органолептиков, потешающих свое обоняние – истинный ключ в мир утонченных гурманов или просто законченных гедонистов...
Технически процесс крайне прост. Вы делаете бисквитное тесто, такое нежное и легкое, что малейшая пертурбация, будь то физическое смещение или перепад температуры в духовке способны нарушить естественный ход воспарения воздушных пузырьков, а это негативно скажется на форме, имеющей фундаментальное для торта значение. Здесь уместна аналогия, указывающая на то, что каким бы дорогим не было вино, его эстетические, а иногда и вкусовые качества теряются при помещении в неправильный сосуд. Следуя далее по тернистому пути восходящего кондитера, вы сталкиваетесь со вторым этапом – созданием крема и, собственно, начинки. Спешу избавить вас от создания эффекта многослойности, поскольку вишнево-сливочно-шоколадный наполнитель, будет помещаться непосредственно в полость, предварительно созданную внутри испеченного теста. Отдавшая сок вишня, в перемешку с кремом и крошками вынутого бисквита, ассимилируются в единую соблазнительную массу, и будучи помещенными в полость накрываются искусно вырезанной «крышечкой», создавая эффект таинственности, поскольку, лишенный созерцания приготовления, человек до последнего момента остается в неведении о содержимом, тем самым вводя себя в череду заблуждений, а неожиданность – это то, чего мы добиваемся, правда?)
Для создания эффекта структурной законченности, вам понадобится ключевая деталь – шоколадная глазурь, ровным слоем покрывающая свежеиспеченный, если хотите, каравай, маскирующая неудачные штрихи поверхности... Самый сложный этап, тот случай когда малейшая диспропорция в многокомпонентной системе могут испортить весь кайф... сахарная пудра, свежее молоко, немного масла, и порошок какао довершат начатое, заметьте, я не оговорился, именно порошок какао – это удел дилетантов топить плитку шоколада, содержимое которой не имеет ничего общего с названием, поступим же грамотнее, сделаем все из натуральных продуктов, ведь мы же его есть будем, а если не мы, то тут сами понимаете). Ах да, важная деталь – немного крахмала не помешает, для лучшего затвердения и придания неповторимого глянца почти готовому шедевру. Особы, страдающие нарциссизмом, могут воспользоваться полученным эффектом для, прихорашивания, вследствие наличия неплохого коэффициента отражения =) И последнее – украсьте в меру своих возможностей и развитости чувства прекрасного, используя хитроумные приспособления ака насадки и формочки. Лица с дефектом топографии расположения рук относительно плечевых суставов до этого этапа не допускаются) Да и спрячьте на несколько часов подальше от алчущих глаз, желательно в прохладное место, где он сможет пропитаться и морально приготовиться к тому, что его впоследствии ждет.
Сие руководство не было лишено некоторой доли неестественного перфекционизма, а потому не будьте наивны, вы же никогда не надеетесь, что вам принесут биг-мак в точности как на картинке, правда?) Учитывая особенности пристрастий прекрасного пола, могу предложить разновидности тортов куда менее калорийных, вследствие снижения содержания глюкозы и исключения сливочного масла...За деталями и процентными содержанием в микромолях прошу обращаться отдельно)Иногда не стоит пренебрегать сладким, оно как нельзя лучше напоминает нам о детстве...